Четверг, июня 29, 2017

Тайна шейного отдела позвоночника.
Поводом к написанию этой заметки послужил один телефонный разговор. В клинику настойчиво звонил отец ребенка. Его малышу было рекомендовано выполнить ультразвуковое исследование шейного отдела позвоночника в возрасте нескольких месяцев в связи с подозрениями на ортопедическую патологию. В ходе беседы выяснилось, что отец ребенка — врач-рентгенолог, а у ребенка, по-видимому, асимметрия тонуса грудино-ключично-сосцевидных (кивательных) мышц. Я спросил отца известно ли ему, что ультразвуковое исследование шейного отдела позвоночника у детей по-меньшей мере малоинформативно для выявления патологии этого отдела, а, скорее всего, вообще не нужно. Доктор ответил, что он догадывается об этом, но ему не верит супруга.
 В России значительное число родителей детей первых лет жизни, а затем и подростков узнают о наличии таких диагнозов как «нестабильность шейного отдела позвоночника», «ротационный подвывих С1», что трактуется как проявление «натальной (родовой) травмы».
Ситуацию усугубляет возможность проведения большого количества дополнительных исследований (УЗИ, УЗДГ, рентгенография), которые «однозначно подтверждают» эти диагнозы; в подростковом возрасте «последствиями натальной травмы» также пытаются объяснить множество приобретенных заболеваний и функциональных расстройств.
 Традиционная медицина предлагает таким детям резко ограничить физические нагрузки, постоянно проводить курсы массажа и ФТЛ, в то время как эскулапы нетрадиционной направленности активно мажут шею гомеопатическими мазями, «вправляют» и «вставляют на место» вывихнутые позвонки, гармонизируют колебания диафрагм организма и т. д.
Таким образом, попав в систему «серьезная проблема + множество путей ее решения» ряд семей обрекается на урезанную физическую активность для детей, необходимость постоянного, порой довольно дорогого лечения.
А что же на самом деле?
В действительности происходит подмена понятий и мифотворчество.
 Учение о родовой травме спинного мозга появилось в России благодаря трудам неврологической школы А.Ю.Ратнера, и постепенно распространилось и укоренилось в умах многих неврологов и ортопедов. По моему мнению, суть в том, что автор и его последователи ошибочно трактовали симптомы  повреждения головного мозга новорожденного как результат травмы шейного отдела позвоночника и спинного мозга, игнорируя РАЗНУЮ клиническую картину этих процессов. Кроме того, в отличие от мировых данных (где травматизм в родах встречается в 3-4% случаев, а травмы спинного мозга при родах наблюдаются примерно у 1 на 29000 живорожденных), по мнению А.Ю.Ратнера у 70-100% детей травмирован шейный отдел позвоночника и спинной мозг, поэтому с «родовой травмой» связали множество состояний, развивающихся в будущем — остеохондроз, головные боли, деформации позвоночника, стоп, плохую успеваемость в школе, повышенное давление и т.д. Естественно, НИКАКИХ доказательств подобных выводов не было получено.
 «Нестабильностью» шейного отдела позвоночника в России принято ошибочно называть НОРМАЛЬНУЮ подвижность в позвоночно-двигательном сегменте C2-С3 (С3-С4, С4-С5) на боковых рентгенограммах при сгибании шейного отдела. Рентгенография часто проводится в ходе поиска патологии шейного отдела (конечно, вследствие родовой травмы) при плохой успеваемости в школе, головных болях, болях шее и т. д.
 Другой вариант — ротационный подвывих С1 (первого шейного позвонка); диагноз ставится чаще либо у детей с синдромом острой кривошеи, либо при вышеупомянутом поиске «патологии» на фронтальных рентгенограммах (через рот). В первом случае подавляющее число детей с острой кривошеей имеет преходящую одностороннюю компрессию унковертебрального сочленения позвонков (ниже С2, обычно С3-4) с мышечным спазмом и временным блокированием движений в сегменте С1-2, что означает исчезновение патологической симптоматики в течение нескольких дней. Во втором случае за подвывих принимается опять же НОРМАЛЬНАЯ подвижность С1 позвонка.
Если оценивать взрослую популяцию, то типичная локализация дегенерации межпозвоночных дисков  (в народе - «остеохондроз») - средне- и нижнешейный отдел, т.е якобы «нестабильные» в детстве верхнешейные диски во взрослом возрасте чувствуют себя довольно хорошо.
 Исследование кровотока в сосудах шеи и головы способно порождать свои легенды. Так, отклонения в показателях скорости кровотока, как правило, в позвоночных артериях, произвольно объясняют «болезнями» позвоночника, хотя у многих асимметрия кровотока находится в диапазоне нормы, а у некоторых связана в врожденными аномалиями сосудов, причем подавляющее большинство и тех и других «отклонений» НИКАК не влияют на функционирование мозга.
 Естественно, есть ОЧЕНЬ небольшое количество детей с ротационным подвывихом С1, этот СЕРЬЕЗНЫЙ диагноз имеет клиническую картину, подтверждается данными СКТ, МРТ и обычно требует ОПЕРАТИВНОГО лечения. Есть также дети с пороками развития, опухолями шейного отдела позвоночника и спинного мозга, воспалительными поражениями позвонков, заболевание у которых может проявляться синдромом кривошеи, болями и неврологической симптоматикой и лучевыми признаками нестабильности.
 Таким образом, я хочу сказать, что в современной России большинство детей, находящихся под наблюдением амбулаторного звена с диагнозами «нестабильность шейного отдела позвоночника», «ротационный подвывих С1», «родовая травма шейного отдела» в действительности ЗДОРОВЫ... и могут долго и успешно лечиться у соответствующих специалистов!
P.S. Довольно давно, на международной научной конференции одна известная, заслуженная и уважаемая доктор-ортопед спросила зарубежного коллегу, как, мол, там у Вас справляются с огромным (!) количеством патологии шейного отдела позвоночника у детей... докладчик подумал сперва, что ослышался, а потом списал на проблемы синхронного перевода...